Команда Комитет против пыток

Владимир Смирнов

Родился в городе Горьком, в самой обыкновенной семье конца 1980-х. Хотел бы рассказать исполненную гордости историю про папу-милиционера или маму-адвоката, которые сподвигли своим примером на борьбу со злом, но ничего такого никогда не было. Самая обычная история, отец был рабочим на заводе, дед — полжизни проработал грузчиком на Казанском вокзале. Кризисы, «девяностые», чеченская война по телевизору, недостройка вместо детской площадки, уличные компании вместо кружков и секций.

Юристом стал практически спонтанно, но сразу понял, что теперь это на всю жизнь. Думаю, у многих такое бывает, когда, знаете, попробовал что-то новое, и оказалось, что это «твое», и тебе уже кажется, что так было всегда. Это как с вождением автомобиля: кто-то, выпустившись из автошколы, каждый день себя мучает, и даже спустя годы езда для него — лишь необходимость. А кто-то сел и поехал, как будто так и было. От чего зависит — не понятно, да и не важно.

Так и я. Поступил на юрфак, и все внезапно стало само собой получаться. Работать по профессии начал, наверное, курса с третьего. Несложные суды, регдействия. Затем, набравшись опыта, долго работал в коммерческих структурах, стал начальником отдела, потом направленцем.

Все это время, конечно же, знал про Комитет, ибо среди юристов Нижнего Новгорода про него, наверное, почти каждый знает. Нет-нет, да и послеживал за новостями (тогда еще будущих) коллег. Видел со стороны их злоключения в Чечне: поджог первого офиса, затем разгром второго, медийную перепалку Игоря Каляпина с Рамзаном Кадыровым. Вот так, после очередного какого-то события, которое опять пронаблюдал со стороны, окончательно понял, что «на гражданке» мне больше делать нечего. Мотивации ноль, видеть больше не хочу все эти чужие суды с налоговой, невозвращенные кому-то кем-то миллионы, реестры кредиторов и соглашения об отступном. Хочу быть вот с теми крутыми людьми, которые с 2000-го года создают проблемы Злу, и это Зло, несмотря на все потуги, ничего с ними сделать не может.

Потому что полицейское насилие — это зло. Это насилие сильного над слабым. Это несправедливо. Наконец, это неправильно просто вот по моему глубокому личному мнению. И какое я имею право наблюдать со стороны, когда вот сейчас могу стать частью этих событий, этой борьбы, внести своими руками личный вклад? Нет, это было бы сделкой с совестью.

Несколько лет проработал в отделе расследований Комитета. Сейчас занимаюсь отдельным направлением — межрегиональными делами, работаю по кейсам, которые Игорь Каляпин поручает, как член Совета по правам человека при президенте. Работаю уже не столько с событиями зла, сколько с явлениями зла, если угодно. Потому что, например, массовые нарушения во «Владимирском централе» — это систематическое зло. Массовое избиение людей на митингах в Москве — это не просто насилие сильного над слабым, это структурное, централизованное насилие, насилие по хладнокровной команде.

Работая в Комитете, видел много изломанных человеческих судеб. Людей, сломленных пытками, унижением. И, что еще более впечатляет, людей, НЕ сломленных. Это умещается в две строчки текста, но тут важно каждое слово. Все эти люди нуждаются в медицинской помощи: кому-то после встречи с полицией нужна операция на глаза, кому-то дорогостоящие лекарства, а психолог или психотерапевт, по-моему, нужен вообще каждому. Кроме того, мы заказываем медицинские экспертизы, которые ложатся в уголовное дело, как доказательство вины полицейского. Это все — и медицинская помощь, и экспертизы — требует очень больших ресурсов.

Очень рад, что появилась возможность собирать средства на реабилитацию пострадавших в целом специальном фонде, и вижу, как это нравится самим людям, которые жертвуют. Потому что нажимая на эту кнопку, вы тоже вносите личный вклад, тоже становитесь частью событий, встаете с нами рядом в борьбе со злом, которая когда-нибудь станет частью истории наших лет. И я своими глазами вижу, что это реальный и очень эффективный механизм помощи пострадавшим. Для нас, как и для людей, которым мы помогаем, это очень ценно, мы всегда благодарны каждому.