Комитет против пыток

Тимур Рахматулин

Незаконное применение насилие со стороны сотрудников правоохранительных органов — тема, знакомая мне с детства. И не потому что я рос в семье «уголовников», как часто называют в нашем обществе ранее судимых, или кто-то мне рассказывал бы истории о злых «ментах». Просто мне довелось провести детство и юные годы в Таджикистане — в стране, в которой в результате гражданской войны нарушения прав человека приобрели повсеместный характер.

Будучи в седьмом классе, я по выходным подрабатывал, продавая еженедельные газеты и журналы на местном небольшом рынке. Однажды, когда я возвращался домой с небольшой суммой вырученных денег и с непроданными газетами, меня повстречали несколько сотрудников милиции.
 
Один из них, он был самый молодой, лет 20 на вид, потребовал у меня вывернуть содержимое карманов, якобы с целью проверить, нет ли у меня наркотиков. Я послушался и вывернул карманы, после чего сотрудник потребовал отдать ему имевшиеся у меня деньги. Я стал объяснять, что деньги — это выручка с проданных газет. Однако молодой милиционер не дал мне договорить, а с разворота нанес мне удар ногой в голову. Я упал. Милиционер забрал деньги, потоптался на сумке с газетами, и ушел вместе со своими коллегами.

Когда мне было шестнадцать лет, меня и моего друга, как нам пояснили, задержали якобы в связи с подозрением в совершении разбойного нападения. Меня не били, потому что сотрудники знали, что у меня есть «железное» алиби. Но вот моего друга избивали при мне, требуя от него сознаться и назвать еще кого-нибудь, с кем он якобы совершал преступление.

Описанные выше события во многом объясняют, почему я, еще будучи студентом юрфака, познакомился с отделением Комитета против пыток в Оренбурге. Был период, когда я просто волонтером участвовал в жизни Комитета.

Помню разговор с председателем Игорем Каляпиным по случаю принятия меня на работу. Он тогда сказал мне: «Тимур, если ты понял принципы деятельности нашей организации, и если права человека для тебя не пустой звук, то тебе понравится работать в Комитете. Что важно, здесь тебя никто никогда не станет заставлять делать что-то, что противоречит твоей совести». В этом году семь лет уже, как я в команде против пыток. Получаю огромное удовольствие от осознания того, что занимаюсь полезной деятельностью, а также очень рад быть частью замечательного коллектива таких разносторонних и интересных людей, какими являются мои коллеги и соратники.