Ольга Садовская

Я юрист-международник из Нижнего Новгорода с профильным образованием: защищала диплом по праву и практике Статьи 3 Европейской Конвенции (запрет пыток). На тот момент в ЕСПЧ было всего несколько российских решений по пыткам.
 
Работаю в КПП с 2002 года: меня туда привела цепь случайных событий. Я не искала работу — я искала внешнего рецензента на свой диплом по специфической для того времени теме. Так я попала в Нижегородское Общество Прав человека, а оттуда — в Комитет против пыток: единственная в стране организация, работающая с делами о пытках, случайно оказалась в моем городе. Тогда она представляла собой полторы темных прокуренных комнаты и несколько хмурых людей.
 

Я до сих пор не могу себе объяснить, что меня заставило там остаться. Видимо, интуиция. Ставок юристов у них тогда не было, и меня почему-то оформили травматологом. Но в целом я пришла в Комитет за работой с ЕСПЧ — чем до сегодняшнего дня по большей части и занимаюсь. Долгое время меня не покидало ощущение, что я осталась работать в КПП тоже случайно — а сейчас я второй человек в организации.

Мне никогда не хотелось работать в сфере платного оказания услуг. Я не хочу себя продавать — я хочу помогать и хочу, чтобы каждый имел возможность получить качественную помощь вне зависимости от своих ресурсов. Именно такой тип взаимоотношений для меня идеален. Когда я имею возможность бесплатно помогать, а деньги на это дает благотворительность, потому что многим тоже хочется поучаствовать в хорошем деле, но не все могут делать это лично.

Я работаю в КПП, потому что тут мое место. Здесь я могу сделать многое. Здесь я свободна и счастлива. А если о личном, то в свободное время я занимаюсь чем-то, что заставляет меня двигаться: бегаю, катаюсь на лыжах, на велосипеде, плаваю, хожу пешком. На худой конец — убираюсь.