Дмитрий Пискунов

В 2013 году я учился в магистратуре Рижской Высшей Школы Права. Свою дипломную работу я решил посвятить Чеченской Республике. Пока я её писал, мне довелось пообщаться с правозащитниками, которые работают по Чечне. Так я познакомился с Олегом Хабибрахмановым. Кто из нас первым предложил организовать мою поездку в Чечню, я уже не помню, но в августе того же года я уже прибыл в Грозный на месяц. Там я понравился Комитету против пыток, а Комитет понравился мне.

В январе 2014 мы с Комитетом решили полноценно оформить наши отношения – вместе с Сергеем Бабинцом мы открыли московский офис организации.
 
В Москве я проработал 4 года. Одним из приятных бонусов стало то, что мне удалось попасть в Общественную наблюдательную комиссию Москвы. Полномочий мандат ОНК давал немного, но нам удавалось порой облегчать и без того суровую жизнь заключенных московских СИЗО.

А уже осенью 2018 года меня в лермонтовских традициях отправили на Кавказ, но, благо, не искать свою пулю, а возглавить наше кавказское отделение, переехавшее из Грозного в Пятигорск. Работать тут очень непросто. У нас единственное отделение, территориальный охват которого раскинулся аж на 7 регионов. Периодически жертв пыток приходится спасать – вывозить и прятать от сотрудников полиции, которые начинают на них неофициальную охоту. Работать в офисе практически не получается из-за разъездов, но в качестве компенсации за неудобства – шикарные виды на горы и ущелья почти каждый день.